Андрей Мовчан: «Мир находится недалеко от рецессии»

Апр - 12
2019

Андрей Мовчан: «Мир находится недалеко от рецессии»

21 марта в Московском Столичном Клубе прошла встреча с финансистом, главой компании Movchan’s Group Андреем Мовчаном. Главной темой его выступления стала ситуация в мировой экономике.

Андрей Мовчан

Напомним, что Московский Столичный Клуб — площадка, которая объединяет влиятельных людей из мира бизнеса, искусства, политики и не только. Встречи проходят в форматах деловых разговоров с приглашенными гостями, литературных чтений, концертов. В этот раз героем вечера стал Андрей Мовчан, рассказавший о тенденциях на глобальных рынках и в экономике. Приводим некоторые его цитаты.

Согласно анализу исследовательского центра «Сколково», активы у богатых россиян по стоимости распределены так: 65% — вложения в собственный бизнес, 15% — инвестиции в проекты в самом широком смысле (венчурные, благотворительные, образовательные), 10% — недвижимость. Оставшиеся 10% — подушка безопасности, то есть более или менее ликвидные средства, вложенные в то, что должно приносить доход и сохраняться на потом. В России эта доля очень маленькая. Такое впечатление, что в нашей стране — процветающий рынок в отличие от Европы и Америки, где подушка безопасности равна 25—30%.

Состав этой подушки тоже отличается. Во всем мире частные лица инвестируют примерно 30% в акции, 20% — в облигации, 15% — в недвижимость. У российских инвесторов в конце прошлого года было всего 7% в акциях, 20% — в облигациях, а 46% — в кеше. Как будто люди готовы покупать бизнесы — для чего еще может быть нужен кеш? Однако почти 90% бизнесов выставлены на продажу, и цены на них сильно упали. Я много общаюсь с предпринимателями: продать хотят почти все, мало кто удовлетворен тем, как идут дела. Тут же картина такая, будто мы в начале или в середине 2000-х годов, более благополучных.

Максим Орешкин: «Ничего лучше конкуренции мир не придумал»

29 января в ресторане «Ц.Д.Л.» члены Московского Столичного Клуба встретились с министром экономического развития Максимом Орешкиным. Обсуждались и мировая политика, и темы, актуальные для российского бизнес-сообщества.

Существует много «примет» надвигающейся рецессии в США — сужение спреда между короткими и длинными гособлигациями до нуля, рост разницы между безрисковой ставкой и инфляцией до позитивных значений, сокращение безработицы до менее чем 3%, увеличение использования основных фондов до более чем 80% и прочее. Но все это — косвенные признаки, прогноз по ним не абсолютно точен. Тем не менее ФРС видит их и переходит к осторожной политике в связи с замедлением роста потребительских цен. Согласно консенсус-прогнозу, в США в текущем году ставки не повысятся, а в следующем будут снижаться. В то же время ожидается повышение ставок в Японии, Англии, Швейцарии.

С 2009 года американские фондовые индексы растут без всяких триггеров 119 месяцев подряд. Это вызывает опасения, потому что в современном мире рынки должны вести себя более сбалансированно. 

По мнению UBS, внимания инвесторов сейчас заслуживают только Америка и Китай, больше нигде ничего интересного происходить не будет. Европа занята решением проблем неэкономического свойства: с Брекзитом, Грецией, Италией, Францией, Германией, газовыми и энергетическими вопросами. Думаю, что курс евро в этом году существенно не сдвинется. От Латинской Америки тоже ждать особо нечего после удара, который получила экономика Аргентины, и прошлогодних проблем в Бразилии. Вряд ли там будет большой рост.

 

 

 

 

1/5

Если говорить о макроэкономической обстановке в двух словах, то мир находится недалеко от рецессии, хотя в 2019 году, наверное, в нее еще не войдет. Когда риск-премия на рынках акций и облигаций сильно падает — это верный сигнал о том, что грядет большой кризис. По формальным признакам сказать, что он ожидает нас скоро, я не могу. По неформальным — судя по всему, мы подошли к опасной зоне.

Я человек осторожный. В жизни я заработал денег много и считаю, что теперь мне не надо зарабатывать, главное — не терять. Например, мы в компании сейчас не занимаемся акциями и вернемся к ним, только когда риск-премия вырастет выше 4%. На этом рынке стало слишком волатильно, и мы туда не входим — зачем? Мы не такие бедные, чтобы пытаться там заработать, и не такие богатые, чтобы терять деньги.

Рынки сейчас неоднозначные, поэтому все смотрят больше на облигации, чем на акции. У последних бывают серьезные периоды падений, которые нивелируют предыдущие доходы от инвестиций, и хороший облигационный портфель часто оказывается более выгодным. Ну а лучший способ защититься от убытков — иметь много разных инвестиций. Например, в наших портфелях находится по 30—40 бумаг одновременно. Благодаря этому потери, если вдруг они случаются, не так ощутимы.

В чемпионате стран по инвестиционным рискам я бы отдал первое место Китаю, второе — Аргентине, а третье — Индии. Про Россию не говорю, она вне игры. У нашей компании нет инвестиций на российском рынке не потому, что тут много рисков, а потому, что они все здесь реализовались.

Текущий курс $1,13 за евро не сильно отличается от паритетного $1,19. Многие говорят, что американская валюта будет расти потому, что ключевая ставка в США выше, чем в Европе. Может, и будет немного, а может, просядет. Но все равно курс находится около паритета, поэтому острота вопроса «в какую валюту инвестировать на долгий срок» пропала. Если, конечно, не упоминать рубль — вот в него не стоит.

Владимир Палихата (Legacy Square Capital)

Российские инвесторы не любят вкладывать средства просто в рынки, акции и облигации. Им нужно что-то красивое, что обещает много денег. Сейчас есть три активных во всех смыслах темы. Во-первых, это финтех, благодаря которому стали возможны новые системы кредитования, расчетов, межбанковского взаимодействия. Миллиарды людей не имеют счета в банке и, конечно, охотнее пойдут обслуживаться в финтех-компании, потому что это удобнее. Вторая горячая тема — big data. Капитализация компаний, занимающихся этим направлением, тоже будет расти. Третья тема — изменение потребления в мире в связи с тем, что население стареет. Будет спрос на дома престарелых, пенсионный туризм, медицинские устройства для лечения пожилых людей и так далее. Кроме того, интересен еще рынок образовательных услуг. Российские бизнесмены много вкладывают в образование non for profit, но можно заниматься тем же для получения прибыли. Сейчас это «голубой океан», в котором много интересных проектов.

Типичный прием финансистов — говорить в первую очередь о рисках, только потом о перспективах. Дело в том, что если рынки продолжат расти и все будет окей, то вы даже не вспомните, кто давал вам оптимистичный прогноз. Зато если начнется падение — сразу подумаете, что предупреждал вас именно я.

 

 

 

 

1/3

О рынке криптовалют, считаю, говорить вообще неприлично, потому что любой рынок предполагает возможность аналитики. Например, в случае с акциями Apple у нас есть основания предполагать направление движения их стоимости, хотя можно и не угадать. Та же история с облигациями. А криптовалюты — абсолютно искусственное образование, у них нет внутренней стоимости в принципе. У кого еще ее нет? У бриллиантов. Но их цены устойчивы потому, что на рынке драгоценных камней существует квазимонополия. У криптовалют ничего похожего нет и быть не может.

Кризисы приходят внезапно. В 70—80-х годах в США была такая закономерность: если кубок по американскому футболу выигрывала одна лига — рынок рос, а если другая — падал. Так продолжалось 16 лет, потом закономерность прекратилась и не возобновлялась больше никогда. Так же и с кризисом. Да, вроде есть десятилетние периоды, но не факт, что они продолжатся. Иначе все были бы уже очень богаты, потому что знали, что делать.

Есть наблюдение: частные инвесторы ждут американской рецессии в 2019 году, профессиональные — в 2020—2021 годах. Первые более осторожны, а вторые, вероятно, более точны. К концу этого года, возможно, рецессия и начнется, но как она пройдет, сказать сложно. Например, в 2015-м мы ее вообще не заметили, а в 2000-м рухнул только один сектор рынка — доткомы.

Марк Фельдман

Источник: finparty.ru

Ещё новости

Добавить комментарий